Тибетские имена обычно применимы и

News image

Ханьцы имеют такие фамилии, как Чжао, Цянь, Сунь, Ли, а ...

Колесницы. Буддизм

News image

Обретя просветление, имел возможность тотчас покинуть этот мир, но выбрал ос...



Маха Кассапа, буддийский монах навсегда
Учение буддизма - Учения Будды

маха кассапа, буддийский монах навсегдаМаха Кассапа. Живопись Великого шёлкового пути. Маха Кассапа - один из десяти главных учеников Будды, известный своим строгим монашеским поведением и считавшийся первым в соблюдении аскетических практик. Однако Маха Кассапа интересен не только своей воздержанной жизнью.

Он стал инициатором и организатором проведения первого буддийского собора, состоявшегося через год после паринирваны Будды. Согласно традиции, на этом соборе под руководством Маха Кассапы была проведена кодификация основного канонического корпуса буддийских текстов. Таким образом, трудно переоценить ту роль, которую сыграл Маха Кассапа в сохранении наследия Будды.

Маха Кассапе посвящена довольно обширная библиография, однако в отечественной литературе образ Маха Кассапы до сих пор не очень известен, что связано с общей неразработанностью персоналий ранней буддийской истории. Такое положение приводит к тому, что даже известный российский буддолог В.П.Андросов в недавней работе по индийскому буддизму допустил досадную погрешность, смешав Маха Кассапу (Пиппхали Кассапу) с Урувелой Кассапой, главой косматых отшельников. В настоящей работе сделана попытка восстановить некоторые черты биографии Маха Кассапы; трудность этой задачи обусловлена не столько отсутствием материала, сколько его своеобразием. Личные черты Маха Кассапы скрыты за покрывалом общего, типичного: перед нами не портрет, а скорее иконописный лик. Именно такой обобщённый образ идеального буддийского монаха обычно и рисуется в литературе. К образу Маха Кассапы вполне применимы слова одного из исследователей древнерусской святости: Личное в житии, как и на иконе, дано в тонких чертах, в оттенках: это искусство нюансов... Тогда лишь за типом, трафаретом , штампом встанет неповторяемый облик (Г. Федотов. Святые Древней Руси. Ростов-на-Дону. 1999. С. 5).

Основным источником данной работы послужила Кассапа-самъютта (в дальнейшем КС) - один из разделов Самъютта-никаи, содержащий 13 сутт, целиком посвящённых Маха Кассапе, а также некоторые другие части канона, содержащие упоминания о нём. Согласно традиции, Маха Кассапа родился в небольшой деревне Махатиттха, в древнеиндийском государстве Магадха.

Так же как два других главных ученика Будды, Сарипутта и Маха Могаллана, Маха Кассапа был брахманом, и также, как они, он был старше Будды. Его настоящее имя было Пиппхали, а почётную приставку Маха (Великий) Кассапа получил уже в сангхе, для того чтобы отличить его от других представителей весьма многочисленного клана Кассапа. Следует отметить, что сведения о раннем периоде жизни Маха Кассапы содержатся не в самом палийском каноне, а в комментариях к нему; при этом можно предположить, что образцом для описания этого периода жизни Кассапы в определённой степени послужила биография Будды. Отцом Кассапы был богатый брахман, владевший шестнадцатью деревнями, которыми он правил как маленький король (отцом Будды, напомним, был настоящий король). Детство Пиппхали прошло в богатстве и роскоши. В юношеском возрасте по настоянию родителей он женился, однако по взаимному согласию супруги вели благочестивую жизнь и сохраняли целомудрие. Как и в случае с Буддой, толчком для ухода от мирской жизни послужил довольно незначительный с внешней стороны случай - зрелище множества червей, погибающих при вспашке почвы. Маха Кассапа пришёл в общину Будды через три года после того, как последний достиг просветления и начал свою проповедническую деятельность.

Согласно традиции, Будда предвидел приближение своего выдающегося ученика и прошёл по дороге три гавьюты (около 10 км.) для того, чтобы встретить его //Повести о мудрости истинной и мнимой. Л., 1989. С. 220. (Введение к джатаке 469)//. При первой встрече Будда дал Kассапе три главных предписания: не терять совести и чести (hiri-ottappa) перед лицом других монахов, внимательно изучать Дхамму и постоянно сохранять внимательность тела (kaayagataasati) (КС 11). Маха Кассапа достиг полного освобождения уже на восьмой день своего пребывания в сангхе. (КС 11).

Столь быстрое обретение просветления, безусловно, характеризует огромное внутреннее напряжение, с которым Маха Кассапа стремился к истине. Сам Будда признавал Маха Кассапу равным себе во многих отношениях, в частности в практике восьми ступеней медитативного сосредоточения (jhana) и владении шести видами сверхъестественных способностей (abhi~n~na), к которым относились владение магическими способностями (iddhi-vidha), божественный слух (dibba-sota), способности читать мысли других людей (ceto-pariya-~na.na), память о прошлых рождениях (pubbe-nivaasaanussati), божественное зрение (dibba-cakkhu), уничтожение всех ментальных загрязнений (aasavakkhaya) (КС 9). Согласно традиции, обладание как мастерством медитативного сосредоточения, так и сверхъестественными способностями свидетельствовало о том, что Маха Кассапа достиг высшего совершенства на буддийском пути (Gunaratana H. The Jhanas in Theravada Buddhist Meditation. The Wheel Publication No. 351/353. Copyright 1988.).

В нескольких случаях Будда приводит Маха Кассапу как образец монаха, которому должны следовать все остальные (КС 1, 3). Кроме того, в Кассапа-самъютте содержатся три случая, когда Будда посылает Маха Кассапу поучать монахов, заметив при этом, что Кассапа сделает это не хуже его самого (КС 6-8). С Маха Кассапой связан один любопытный эпизод, описанный в данной самъютте. Однажды в дороге Будда захотел отдохнуть под кроной дерева и Маха Кассапа подстелил ему своё верхнее монашеское одеяние. В ответ Будда предложил Маха Кассапе своё собственное одеяние (КС 11). Маха Кассапа был единственным учеником, с которым Будда поменялся монашескими одеждами, и этот знак уважения сильно поднял авторитет Маха Кассапы в сангхе. Видимо, и сам Маха Кассапа считал, что получение монашеского одеяния Будды является знаком того, что Будда передал судьбу учения в его руки. Рассказав об эпизоде обмена одежд, Маха Кассапа добавляет: Если кто и может сказать про себя законный сын Бхагавана, из его уст рождённый,

Дхармой рождённый, Дхармой сотворённый, наследник Дхармы, принявший одежды , то это я (bhagavato putto oraso mukhato jaato dhammajo dhammanimmito dhammadaayaado pa.tiggahetaa saa.naani pa.msukuulaani nibbasanaani) (КС 11). Тем не менее Маха Кассапа не стал выборным главой буддийской сангхи, так как незадолго до своего ухода Будда явно выразил желание, чтобы в сангхе не было единого высшего руководства. Будда считал, что провозглашённое им учение и монашеские правила поведения (Дхамма-Виная) способны сами по себе обеспечить нормальное функционирование сангхи. Во время паринирваны Будды Маха Кассапа вместе с учениками находился в странствии. Однако погребальный костёр Будды не разгорался до тех пор, пока Маха Кассапа не вернулся из путешествия и не простился с телом Учителя (Ibid. Part 6). Как уже упоминалось, Маха Кассапа считался первым в соблюдении аскетических практик . Известно, что сам Будда отказался от строгих форм аскетизма как бесполезных, но допускал соблюдение так называемых дхутанга - мягких аскетических предписаний, таких как ограничения в одежде, пище и жилье.

В текстах канона и Висуддхи-магге Буддхагхоши приводятся тринадцать видов таких практик: 1) носить одеяния из выброшенных клочков ткани; 2) пользоваться только одним комплектом одежды из трёх одеяний; 3) добывать пропитание сбором подаяния; 4) не пропускать ни одного дома, собирая подаяние; 5) съедать собранную пищу за один раз 6) есть только из чаши для сбора подаяния 7) поев, больше не принимать другой пищи; 8) жить в лесу; 9) жить у корней деревьев; 10) жить на открытом воздухе; 11) жить на кладбище; 12) быть довольным любым жильём и пропитанием; 13) спать сидя (Nyanatiloka. Buddhist Dictionary. Manual of Buddhist Terms and Doctrines. Buddhist Publication Society Kandy. Sri Lanka). Следует отметить, что в тексте КС прямо упоминаются только четыре такие практики - носить одяния из выброшенных клочков ткани (pa.msukuulik'anga), питаться подаянием (pi.n.dapaatik'anga), пользоваться только одним комплектом одежды (teciivarik'anga) и жить в лесу (aara~n~nyak'anga) (КС 5). Видимо, в какой-то мере эти практики можно рассматривать как базовые. Их же Маха Кассапа называет и в Махагосинда-сутте Маджджхима-никаи, в которой известные ученики Будды обсуждают свои представления о совершенном буддийском монахе. Соблюдение аскетических практик, конечно, не было самоцелью, скорее они создавали благоприятные условия для занятия практикой созерцания; в лице Маха Кассапы органично сочетались эти две составляющие буддийского пути.

С Маха Кассапой были связаны и некоторые специфические образцы добродетельного монашеского поведения, касающиеся практики сбора подаяния. Сбор подаяния играл огромную роль в жизни буддийских монахов, так как был единственным способом обретения ежедневного пропитания и необходимых монашеских реквизитов. С другой стороны, поднесение пищи и других предметов предоставляло возможность мирянам приобрести религиозную заслугу и тем самым улучшить свою судьбу в будущем рождении. В одной из сутт данной самъютты описываются желания обычных, непродвинутых монахов, собирающих подаяние: Пусть мне подадут, не откажут. Пусть дадут много, не мало … хорошего качества, а не плохого… быстро, не медленно… с почтением, не с пренебрежением (КС 4). Маха Кассапа собирал подаяние, не теряя своего достоинства, и не оказывал предпочтения ни богатым, ни бедным. Будда особо отметил это качество Маха Кассапы, как и вообще отсутствие у Маха Кассапы беспокойства по поводу того, имеет ли он хорошую пищу, одежду или ночлег (КС 1). Спокойное отношение Маха Кассапы к подобным вещам доходило поистине до удивительных размеров. В Тхерагатхе упоминается случай, когда пищу Маха Кассапе подносил больной проказой и в чащу для сбора подаяния упал его отгнивший палец. Маха Кассапа отодвинул палец и спокойно съел поднесённую пищу (Тхерaгатха 18.). В нескольких местах канона упоминаются случаи, когда Маха Кассапа отвергает подношения, приготовленные богами, и специально идёт для сбора подаяния в дома бедняков, чтобы те с помощью поднесения пищи архату могли обрести религиозную заслугу (Udana 1.6; комментарий к Дхаммападе, 56.). Особенно ценилось подношение архату, только что вышедшему из состояния глубокого сосредоточения - такое подношение вело к перерождению на небе Тридцати Трёх Богов (Таватимса). Значительный интерес в данной самъютте представляет сутта Старость (КС 5). В ней Будда говорит Кассапе о том, что тот достиг уже преклонного возраста и ему не под силу сохранять строго аскетический образ жизни. Лучше бы ему перебраться жить поближе к какой-либо деревне, на попечение благочестивых мирян. Маха Кассапа отказался от такого предложения, аргументируя тем, что он привык собирать подаяние и жить в лесу, и, кроме того, его пример может послужить на пользу будущим поколениям монахов. Эта забота о конкретном, реальном будущем представляется достаточно необычной на фоне свойственной индийской традиции привычки оперировать громадными временными промежутками и соответственно безразличной к вопросам конкретного, вполне обозримого времени. Видимо, Маха Кассапе было присуще достаточно острое чувство реального времени и не случайно именно он стал инициатором проведения первого буддийского собора, созванного с целью систематизировать учение Будды и тем самым предохранить его от быстрого рассеяния и упадка. Ещё одна тема, в какой-то мере связанная с течением времени, и постоянно звучащая на страницах Кассапа-самъютты - это наступающий упадок Учения. Кассапа сравнивает прежние времена, когда монахи жили аскетически скромно, с нынешними, когда монахи уже не следуют такому образу жизни (КС 8). Когда Будда посылает Маха Кассапу поучать монахов, последний отказывается, мотивируя тем, что монахи непочтительны, нетерпимы, трудны для увещевания. Они любят тех, кто говорит много, долго и красиво (КС 6) (сам Маха Кассапа, очевидно, не относился к числу таких проповедников); у монахов нет веры, совести и чести, энергичности и мудрости (КС 7); они не ведут строгую воздержанную жизнь (КС 8). Стоит заметить, что строгость и ригористичность Маха Кассапы действительно не нравилась некоторым монахам; в ход шли даже обвинения в том, что Маха Кассапа до прихода в общину Будды был последователем других учителей. (КС 11). Теме упадка учения целиком посвящена сутта Подобие истинного учения (КС 13). В ней Кассапа спрашивает Будду: Почему раньше было мало дисциплинарных правил поведения, а многие монахи обретали высшее знание? И почему сейчас, когда установлено множество дисциплинарных правил поведения, лишь немногие монахи достигают высшего знания? . Будда соглашается с ним, говоря, что в мир уже пришло подобие истинной Дхармы (saddhammapatiruupaka) и поэтому истинное учение исчезает. В числе причин упадка Дхаммы Будда называет неуважительное, пренебрежительное отношение к Учителю, Дхарме, Сангхе, правилам поведения и обучения (sikkha) и к медитативному сосредоточению (samadhi) со стороны монахов и монахинь, мирян и мирянок; при этом Будда произносит грустные слова: Не элемент земли, Кассапа, приводит к исчезновению истинной дхармы, не элемент воды, не элемент огня, не элемент ветра...; рождение глупых людей приводит к исчезновению истинной дхармы (atha kho idheva te uppajanti moghapurisaa ye ima.m saddhamma.m antadhapenti) (КС 13). Вершиной монашеской деятельности Маха Кассапы стало проведение Первого Буддийского Собора вскоре после паринирваны Будды. На этом Соборе Анандой были изложены сутты - проповеди Будды, касающиеся тех или иных аспектов Учения, а другой выдающийся ученик Будды - Упали - изложил монашеские правила поведения (Винаю). Оба эти свода были одобрены собранием пятисот архатов (Culavagga 11.). Таким образом, Маха Кассапа представлял собой образец строгой и воздержанной монашеской жизни и пользовался огромным почётом и уважением в буддийской сангхе. Однако в комментаторской литературе встречается и несколько иное, более критическое отношение к Маха Кассапе. Возможно, здесь мы имеем дело со снижением образа слишком серьёзного героя, свойственное скорее фольклорной, чем исторической традиции. В частности, в комментарии к Дхаммападе 61 Будда порицает Маха Кассапа за неудачный выбор ученика - тот оказался настолько неуживчивым, что в конце концов поссорился с Кассапой и даже поджёг монастырь. В другом случае Будда предостерегает Маха Кассапу от переоценки своих способностей - последний во время медитации пытался обозреть судьбу и прошлые перерождения всех живых существ, приходящих в этот мир, и покидающих его. Будда утверждает, что подобным знанием могут обладать только Будды и Маха Кассапе оно недоступно (Комментарий к Дхаммападе 28.). Следует отметить ещё один любопытный поворот в посмертной судьбе Маха Кассапы. В Китае Маха Кассапа (Маха Кашьяпа) был признан первым патриархом чань-буддизма. Трудно с определённостью сказать, почему Маха Кассапа оказался духовно созвучен китайским учителям чань, но, видимо, им был близок образ жизни Маха Кассапы, посвящённый в основном углублённой медитации, а не проповедям и философским дискуссиям. Интересно, что между ними оказалось и некоторое эстетическое родство - несмотря на аскетизм, Маха Кассапа было не чуждо чувство прекрасного. Об этом свидетельствуют стихи Маха Кассапы, сохранившиеся в Тхерагатхе , значительная часть которых посвящена описанию красоты горных пейзажей, что было близко и чань-буддистам. В чань-буддизме с Маха Кассапой связано предание о Цветочной проповеди Будды - одним из главных знаковых мифов чань-буддизма: Однажды в древние времена, восседая на горе Гридхракута, Почитаемый Миром показал цветок собравшимся монахам. При этом никто не проронил не слова, и только преподобный Кашьяпа улыбнулся. Почитаемый Миром сказал: Я обладаю Глазом Подлинного Закона, Тайной Сущностью Нирваны, Бесформенной Формой и Сокровенными Вратами Закона. Не полагаясь на слова и символы, как особое послание за пределами учений я передаю всё это Маха Кашьяпе . Довольно странным представляется то обстоятельство, что палийские источники ничего не говорят о последних годах жизни и о смерти Маха Кассапы. Легендарные сведения об этих событиях сохранились только в санскритских источниках и в целом могут быть сведены к следующему. Незадолго до своей паринирваны Будда обменялся одеждами с Маха Кассапой (в палийских источниках это событие относится ко времени непосредственно после вступления Маха Кассапы в сангху). Через двадцать лет после этого, чувствуя приближение смерти, Маха Кассапа решил подняться на гору Куккутападагири (Гора петушиной ноги). Когда скалы преградили ему путь к вершине, он раздвинул их своим посохом. Достигнув пещеры на вершине горы, Кассапа вошёл в неё и погрузился в глубокое сосредоточение, в котором пребывает по сей день.

В отдалённом будущем, когда в мир явится будущий Будда Майтрея, он придёт к пещере и пробудит Кассапу. Тогда Маха Кассапа передаст Майтрее одеяния Будды Шакьямуни и провозгласит новый приход учения Будд (Dhammika Sh. Where Mahakassapa Waits: Kukkutapadagiri // The Middle Way Journal (Volume 72:4). February 1998.).

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Буддизм алмазного пути:

Ассоциация Письмо Администрации Санкт-Пе

News image

Настоящим письмом Отдел по связям с религиозными объединениями Канцелярии губернатора Санкт-Петербурга подтверждает непрерывность деятельности на территории Санкт-Петербурга о момента регистрации в 1991 году Международной Ассоциации Бу...

Интервью с Е.С. 16-м Кармапой

News image

Во вpемя своей тpетьей поездки по США Его Святейшество Гьялва Каpмапа дал буддийскому жуpналу Денсаль , издаваемому в вудстокском центpе, личное интеpвью. Мы благодаpим Д...