Тибетские имена обычно применимы и

News image

Ханьцы имеют такие фамилии, как Чжао, Цянь, Сунь, Ли, а ...

Влияния на культуру Тибета

News image

Фактически, вся история Тибета связана с приходом и развитием буддизма. Пр...


Поход питерской общины тхеравады 2009 Отчёты и впечатления Образ жизни
Учение старцев - Учение

поход питерской общины тхеравады 2009 отчёты и впечатления образ жизниОтчёт о походе на озеро Ельчинское (~70 км. к северу от Санкт-Петербурга в районе Сосново) под эгидой питерской общины тхеравады 5 - 10 сентября 2009. дея сходить небольшой группой буддистов тхеравады в поход к лесному озеру или реке, чтобы отдохнуть от мирской суеты, побыть в тишине на лоне природы, и чуть больше посвятить себя практике медитации, возникла ещё в прошлом году.

За всё лето этого так и не удавалось осуществить, но, тем не менее, несмотря на многочисленные переносы дат, мне удалось собрать ещё трёх человек на первые числа сентября, пока ещё стояла тёплая погода. Прогноз постоянно менялся. Обещали то холод, то тепло, то дожди, то ясное безоблачное небо. Поняв, что с погодой ничего не понятно, мы решили рискнуть и договорились собраться в 11 утра в питерской вихаре и оттуда начать наше путешествие.

Однако в самый последний момент четвёртый человек отпал, и мне пришлось обзвонить ещё несколько с предложением восполнить наши ряды. Никто не согласился, но - как стало понятно позже - и хорошо, потому что места в машине катастрофически не хватало. Три человека со всем походным инвентарём заняли всё внутреннее пространство автомобиля (и даже немного внешнего). Из вихары мы отправились в магазин Лента , чтобы закупить еды на все 6 дней. Там мы провозились несколько дольше, чем планировали (порядка тёх часов) с учётом того, что пришлось монтировать багажник на крышу автомобиля для того, чтобы разместить на нём большой тент, который должен был сыграть роль походного храма . Затем, обогнув Питер по кольцевой, мы выехали на трассу и потратили в общей сложности 1.5 часа чтобы добраться до моей дачи, что неподалёку от Сосново. Там нужно было взять две палатки, походный инструмент и кое-какие вещи. Но я ошибся. Несмотря на длящийся с самого утра дождь, на первой же поляне мы наткнулись на небольшую компанию, которая дружно что-то выпивала и закусывала. Кроме того, из машины разносился гул какой-то попсовой песни. Это несколько поубавило нашего хорошего настроения, но делать было нечего, мы двинулись дальше - на следующую поляну.

Там оказалось пусто. Однако сама поляна была достаточно большой, и мы сразу сообразили, что сюда могут приехать гости в любой момент. Дождь прекратился. Мы остановились в глубоких раздумьях о том, где разбить лагерь, расположить палатки и шатёр. Ещё в июле я обследовал эти места, а потому знал, что всего у озера есть четыре места, где можно остановиться. Посему я предложил пойти и посмотреть одно небольшое, но уединённое место, примерно в двух сотнях метров дальше по берегу. Ивану место понравилось, однако Игорь Львович сказал что неправильно оставлять машину так далеко от лагеря и ни в какую не соглашался разбивать лагерь там, где машина не находится в поле видимости. Пока мы думали о том, что делать дальше, к нам на поляну приехал мужик на Ниве , поздоровался, и сказал, что будет тут ночевать, чтобы завтра то ли порыбачить, то ли пойти за грибами и ягодами. Это ещё больше омрачило ситуацию, так как хотелось всё-таки найти уединённое место, где нас никто бы не смущал и не задавал нескончаемых любопытствующих вопросов. Но даже сюда нам было не пробраться - дорога к этому участку озера также была размыта и полна непреодолимых луж, которые можно было штурмовать только на более проходимой машине. Возвращаясь назад, мы увидели, что шумная компания с первой поляны уехала, а на нашу поляну к мужику на Ниве прибавилась вторая компания - целых восемь человек на белой пятёрке или шестёрке, непонятно каким образом туда забравшихся. Они расставили стаканы, запалили костёр и косо поглядывали на нас, по мере того, как мы возвращались к своему автомобилю. Подумав немного, мы решили, что нужно скорее занять первую поляну и прочно обосноваться, чтобы никто более не смог там уместиться, что и было сделано. Стихия воды Дождь шёл всю ночь, но под утро всё-таки закончился. Выбравшись из палаток, оказалось, что вода плохо стекала с шатра, накопилась на крыше и полностью его согнула, до самой земли. Чтобы вылить воду и не порвать полиэтилен, пришлось вначале вычерпывать её из образовавшихся котлованов в шатре. Оказалось, что конструкция нашего походного храма достаточно слаба, и алюминиевые профили погнулись в некоторых местах, а при попытке разогнуть они начинали давать трещины в местах сгибов. Вновь расправив шатёр, мы обратили внимание на то, что он как-то низковат. В промокшей за ночь инструкции вычитали, что, оказывается, ножки шатра можно удлинить ещё в два раза, что и было сделано. Кроме того, чтобы не повторять прошлую ошибку, мы сделали деревянные подпорки, и прочнее завинтили все соединения, чтобы вода вновь не погубила шатёр. И тут опять ливанул дождь - и опять, как оказалось - на целый день. Забравшись в шатёр, мы встретились с ещё одной проблемой. Дело в том, что наша полянка у озера была пологой и ровные места находились только ближе к воде, в низкой части поляны, где мы и расположили шатёр. Дождь не прекращался, и наше убежище начало затоплять. Пришлось прорыть подручными средствами целую систему каналов, которая отводила проникшую под крышу шатра воду наружу. Потом стало ясно, что и этого недостаточно, и Иван надел анти-дождевой герметичный костюм, взял сапёрную лопатку и пошёл делать канавки вокруг шатра, чтобы вода пошла в обход. Таким образом часть воды пошла в обход по этим канавкам, а часть - что стекала в шатёр со стенок - уходила по внутренним канавкам, прокопанными топором и столовой ложкой -) Чтобы не тратить время, мы решили провести медитацию, но просидели всего минут 20, потому что дальше стало понятно, что нужно следить за нашествием воды. Пока шла медитация, дождь залил ботинки Ивана и один мой резиновый сапог, что находился рядом с выходом из шатра. Поэтому с этого момента мы начали пристально следить за тем, чтобы ничего больше не залило и не затопило.

Хуже всего, если бы залило туристические пенки, на которых мы сидели, потому что на них потом нужно было спать. Примерно в семь-восемь вечера дождь стал угасать, и мы выбрались из шатра. Теперь выяснилось, что такого количества осадков не выдержали палатки, и вода попала вовнутрь. Хуже всего пришлось Ивану, которому досталась китайская дешёвая палатка. Она промокла почти сразу, и внутри образовался бассейн -) Пришлось вытаскивать мокрую пенку, вещи и спальник, чтобы хоть как-то их высушить. После часа, а может и двух, мучений, Игорь Львович достал из багажника какую-то дощечку, сухую, из которой получилось несколько более-менее толстых щепок. Только за счёт этого мы смогли разжечь костёр и сварить гречневую кашу - первую горячую еду за два дня. Дождевой циклон постепенно уходил, и на небе стали проявляться небольшие участки чистого голубого неба, которым мы были невероятно рады после затяжного серого неба до горизонта, которым нам приходилось любоваться почти двое суток. Иван развесил мокрые вещи, заварили горячий чай, и я прочитал несколько сутт, которые перевёл с английского специально для нашего похода. После мы сделали совместную медитацию, немного посидели и разбрелись по палаткам. С утра опять пошёл дождь, но это были лишь отголоски уходящего циклона. Мы собрались в шатре, я опять прочитал пару-тройку небольших сутт, и мы сели медитировать. И тут на нас обрушился мощнейший ветер. Полотно с изображением Татхагаты неистово кидало во все стороны. Ветер дул порывами, напористо, иногда практически ослабевая, иногда буквально чуть ли не срывая шатёр с земли. Всё это было так необычно и внезапно, что у нас всех троих практически одновременно возникли мысли о проделках Мары , который очень уж разъярился и пытался прогнать нас из леса прочь -) Медитация в таких условиях не удалась, и нам пришлось выбираться из шатра, разводить костёр и готовить завтрак. В это время ветер несколько раз срывал с шатра полиэтилен и после того, как его сдуло уже во второй раз, мы решили примотать его скотчем по всему периметру походного храма . Затем мы вернулись к костру, за которым, кстати, приходилось постоянно следить - мокрые дрова нужно было постоянно подкладывать и подсушивать, потому что сухие слишком быстро сгорали. Как выяснилось, в этих условиях, для того, чтобы заварить кружку чая, приходилось потратить час, а иногда и полтора. И вдруг произошло следующее - внезапно ветер в очередной раз настолько разбушевался, что и в самом деле прямо на наших глазах сорвал шатёр с земли. Он подлетел примерно на полметра, перевернулся, сделал два-три кувырка и рухнул на крышу. Конечно же вся алюминиевая конструкция полностью погнулась. Две опорные ножки согнуло так, что шатёр не мог больше на них опираться, а при попытке их выгнуть обратно они попросту отвалились. Тем не менее, мы решили сложить шатёр по высоте вдвое, и как-нибудь опереть на сломанные ножки. В инструкции по эксплуатации шатра - как выяснилось - было сказано, что шатёр следует привязать к колышкам. Мне сразу же вспомнилась лекция Аджана Брама, где он сравнивал некоторых через чур поспешных медитирующих с теми, кто купив дорогое оборудование сразу же его подключает, а когда оно ломается - то только тогда они заглядывают в инструкцию по установке. Мы распределили режим таким образом, чтобы он не был слишком напряжённым - в восемь утра подъем, первая совместная сессия чтения и медитации. Затем вторая сессия днём - в часа два или три, а потом последняя - ближе к десяти вечера. Иногда делали совместную медитацию примерно в 7 вечера без чтений. Остальное время уделялось на личную практику, прогулки, отдых и работы по поддержанию костра, на сбор дров, на приготовление еды и т.д. Как выяснилось в итоге, из-за промокшего леса и постоянной нехватки дров, на костёр уходило слишком много времени. В следующий раз видимо лучше всего взять с собой либо кирогаз, либо небольшую походную плитку с газовым баллончиком, чтобы не тратить так много времени на костёр. Что касается температуры воздуха - то здесь нам повезло. Днём - даже во время дождя - воздух был достаточно тёплым - примерно 18-20 градусов. Ночью, я думаю, температура не опускалась ниже 14-15 градусов. Однако, как мы прикинули - это практически самая низкая граница для того, чтобы было нормально медитировать. Если температура ниже - то будет холодно спать, а сидячая медитация превратится в борьбу с тем, чтобы не замёрзнуть. Ближе к вечеру выглядывало солнце и мы по очереди ходили медитировать на пантонный пирс. Игорь Львович несколько раз искупался и сказал, что в озере очень приятное и удивительно ровное дно - как будто бы там лежала огромная каменная плита. Мы с Иваном после проливных дождей обнаружили несколько маленьких боровиков, которые решили спрятать от грибников и замерить их темп роста. Когда наступала темнота, лес затихал - вода превращалась в зеркальную гладь, не было слышно ни птиц, ни насекомых, ветер полностью исчезал, и вся природа замирала. В это время мы разводили костёр, садились рядом и проводили последнюю вечернюю сессию медитации - которая, что и не удивительно - получалась лучше всех остальных. Так прошли последние дни нашего похода и 10-го числа мы начали потихоньку без суеты и спешки собирать вещи. Примерно в четыре часа дня всё было полностью собрано и по плану мы должны были выгрузить на даче часть походного инвентаря и вернуться в город. Все были в прекрасном настроении, несмотря на все случившиеся сложности. Ещё в тот день, когда Мара сдул наш шатёр , Иван обратил внимание на то, что нам пришлось сражаться со всеми стихиями… кроме земли. На что я ответил, что едва ли может быть какая-то проблема со стихией земли. Но я сильно ошибался. Нам нужно было проехать порядка пяти километров до трассы, обратно, по лесной дороге. За прошедшие деньки лес немного подсох, и луж, если не стало меньше, то уж явно не стало больше. Мы возвращались тем же путём, которым приехали на озеро. Пару раз останавливались, чтобы спустить накопившиеся лужи уже проверенным методом, после чего успешно их преодолевали. И так мы проехали примерно четыре километра, до тех пор, пока не увидели последний удар Мары . Конечно, дожди в минувшие дни были достаточно интенсивными, но как могло такое статься с дорогой - с трудом укладывалось голове. Чтобы кто-нибудь по случайности не разогнался и не попал в котлован, мы положили перед пропастью упавшее дерево с торчащими ветками, и стали думать о том, как выбираться. У меня с собой был навигатор GPS, а сразу сбоку от дороги в сторону уходила другая. Посмотрев на наше местоположение и на другую лесную дорогу, я предложил свернуть на неё. По карте навигатора мы должны были проехать немного вперёд, затем повернуть вправо. Так мы бы выехали на трассу в другом месте. Поскольку другого выбора не оставалось, мы поехали назад. От постоянных маневров в стиле кэмел-трофи начал сильно тратиться бензин, запахло палёным сцеплением и в механизмах машины что-то недобро заскрежетало. Через минут сорок мы подъехали обратно к нашему бывшему лагерю и, не останавливаясь, сразу рванули дальше. Дорога пошла в гору, луж было не так много, и казалось, что дальше будет только лучше. Но так только казалось. Ещё примерно минут через 15-20 мы подъехали к огромной луже, которую нужно было спускать, прокапывая отводящие воду канавки. Игорь Львович отправился вперёд на разведку, а мы с Иваном взялись за аэрационные работы -) Прошло некоторое время, Игорь Львович вернулся и сообщил несколько неприятную новость. Дальше по дороге стоял джип и мужики из этого джипа сообщили, что дальше дорога будет не очень хорошей . Мы проехали лужу и добрались до навороченного дорогущего джипа. Мужики оказались самыми настоящими бугаями , которые, казалось, каким-то неведомым образом перенеслись сюда, в лес, прямо из лихих 90-ых . Толстые шеи, такие же толстые золотые цепи и откровенно гоповатая речь породили во мне вопрос о том, что они вообще делают в этом лесу. От одного сильно разило перегаром. Игорь Львович попытался с ними задружиться , надеясь, что они смогут вытащить нас, если мы вдруг застрянем где-нибудь впереди по дороге, и попросил меня показать им снимок на фотоаппарате рухнувшего участка дороги, на что один бугай ответил мне примерно так: Опа, эта… А чё бы ты делал, если бы другой дороги не было - и гоповато рассмеялся, надсмехаясь над тремя лохами на лоховской тачке . Мы с Иваном сразу поняли, что это не самая блестящая мысль - просить о помощи этих пацанов . Тем временем бугаи забурились в джип и рванули обратно, как раз туда, куда направлялись и мы. Игорь Львович поехал следом… до первой попавшейся лужи, которая представляла собой размытую земляную колею длиной в метров двадцать. Джип пацанов прошёл по этой преграде как нож по маслу, однако нам сразу стало ясно, что уже через 2-3 метра наша девятка застрянет так, что её придётся вытягивать лебёдкой. Игорь Львович посигналил и джип остановился. Мы с Иваном сразу же настояли на том, чтобы он отпустил бугаёв своей дорогой и, благо, он согласился, и замахал им, чтобы те ехали дальше. Казалось, что мы приехали . Однако я вспомнил про ещё одну лесную дорогу, менее проезжую, которая уходила направо неподалёку от того места, где стоял джип. Я сказал, что это единственный оставшийся вариант, и нужно пробовать. Игорь Львович возразил, что у нас нет возможностей пробовать , потому что на маневрах мы и так уже сожгли почти пол бака. Однако я настоял, и мы поехали. Вначале эта дорога шла в гору, и мы её более-менее успешно штурмовали, но затем, через метров 800, она вышла к длиннющей луже, что полностью залила всю дорогу.

Я прошёл по середине лижу, и оказалось, что в центре она не такая глубокая, и, если срубить кустарник и пару небольших ёлок на обочине, мы можем проехать одним колесом по центру, а другим - по обочине. Однако, прежде чем это делать, я решил разведать дорогу дальше, чтобы попусту не тратить бензин, если вдруг дальше дорога будет непроходимой. Чуть впереди дорога раздваивалась - одна шла дальше, а другая поворачивала налево в густой еловый лес. Я уже был в этих местах летом, и помнил, что по той дороге, что идёт прямо, проехать будет очень сложно, если вообще возможно. А вот другую дорогу я не знал, и отправился по ней на разведку. Я шёл дальше и дальше, и казалось, что дорога достаточно проходимая. Но я решил всё-таки пройти ещё, прежде чем дать зелёный свет . Через километра полтора мне повстречался мужик на Ниве - в камуфляжной футболке, с мощными накаченными бицепсами и опять-таки с толстой цепью на шее. Правда, он был менее гоповатый по сравнению с теми, что на джипе. Я поздоровался и спросил: Дальше проедем? - на что тот ответил: Смотря на чём . Потом он мне показал свою Ниву , которая и так, по его словам, была задрана и даже на ней он дальше чуть не застрял. Сказал, что дорогу разбили грузовики-лесовозы, а других путей нет. Мне подумалось, что вот теперь мы действительно попали . Однако был ещё один маленький лучик надежды - ещё одна дорога, примерно в метрах 500 до этого мужика на Ниве . Она выглядела совсем непроезжей, почти полностью поросшая травой. Вела на холм и, казалось, что на холме, через метров сто, она и заканчивается. В любом случае, других вариантов не было, и я отправился по ней быстрым шагом на разведку. Несмотря на то, что дорога поросла травой, в целом она была неплохая, хотя колея от колёс была слишком сильно продавлена и если бы мы поехали по ней прямо по центру, мы бы сразу же сели на брюхо на нашей девятке.

Пройдя примерно километр, я отметил, что на дороге много больших камней, с которыми придётся изрядно повозиться. Ещё через километр, в самом низком участке, стояла лужа, из которой также тут и там торчали крупные камни. Потом дорога шла наверх, где также было полно камней, но в целом можно было проехать. Через километра три в общей сложности она соединилась с куда более проезжей лесной дорогой, и я решил, что нужно быстрее идти назад и пытаться преодолеть эти километры, пока не зашло солнце. Назад я решил пойти по параллельной дороге, по которой уже ходил летом, что как раз приводила к тому месту, где на распутье стояла наша машина. Как я и предполагал, дорога была полностью непроходимой, её сильно затопило, а в конце на неё упало толстое дерево, которое мы едва ли смогли бы распилить и убрать без бензопилы. Я шёл назад так быстро, как только мог, пройдя в общей сложности порядка 6 км, но чуть-чуть разминулся с Игорем Львовичем, который за 5 минут до меня, как сказал Иван, сам ушёл на разведку. Время шло и с каждой минутой темнело. Потом вернулся Игорь Львович. Я радостно сообщил, что нашёл выход к свету -) И мы осторожно тронулись в путь… Как оказалось, даже первые метры пути давались с трудом. Приходилось продвигаться по 5-10 метров и останавливаться, оценивая обстановку и анализируя как проехать дальше так, чтобы машина не села на брюхо . Мы с Иваном постоянно работали то лопаткой, то топором, то пилой, то голыми руками, скапывая борозды и кочки, выкорчёвывая пни, отрезая ветки и оттаскивая поваленные деревья. Прошло минут пятнадцать или двадцать, и мы добрались до поворота на спасительную, заросшую травой, дорогу. По ней скорость продвижения снизилась ещё больше. Здесь к помехам и препятствиям добавились большие камни, которые нужно было высматривать в траве, думать о том, как их объезжать, а иногда и выкорчёвывать, закапывая образовавшиеся ямы. Проехав метров триста, мы остановились. Игорь Львович пошёл посмотреть на состояние дороги дальше. Посовещавшись, решили так и поступить, хотя это было опасно тем, что в темноте мы могли бы сесть и тогда даже при свете дня вытащить машину было бы очень-очень трудно. Но, как ни странно, всё новые и новые метры пути поддавались, и где-то ещё через час мы добрались до самого сложного места с лужей, которое с некоторым трудом всё-таки тоже смогли преодолеть. Следующий километр пути мы штурмовали, сражаясь с камнями, и вот, наконец, смогли выехать на более проезжую лесную дорогу. Игорь Львович на радостях рванул вперёд, а мы с Иваном пошли за ним, освещая путь фонарями, и вскоре даже полностью потеряли машину из виду. Но потом, через несколько минут, увидели в ночи красные задние фонари девятки, и, подойдя ближе, - обомлели. Буквально у самого выезда из леса дорогу полностью затопило. Лужа была настолько большой, что покрыла целый поворот лесной дороги. До этого места я не дошёл, когда ходил на разведку, поскольку посчитал, что здесь уже мы должны беспрепятственно выбраться на поле, откуда идёт хорошая дорога прямиком к дачным участкам. Минуя лужу, я прошёл вперед метров двести, и так и оказалось - дорога выходила на поле, а вдалеке мерцали спасительные огоньки дачного посёлка. Через минут десять мы добрались до дачи. Был час ночи. С озера мы выехали в 4 вечера, а потому на дорогу до дачи, на которую по расчётам должно было уйти минут пятьдесят, ушло 9 часов. От проделанной работы у меня страшно гудела поясница, с которой у меня и без того проблемы. Ивану с утра кровь из носу нужно было быть на работе, на которой суровое начальство и не прощает подобных прогулов. Попив чайку, мы легли спать, а около пяти утра отправились в город. Доехали очень быстро - в пять утра в пятницу трасса была абсолютно пустой. Заключение Несмотря на всё это, у меня осталось чёткое ощущение, что поход удался. Мы многое предусмотрели, многому научились, работали сообща в сложных ситуациях - получили драгоценный опыт, который может понадобиться в дальнейшем. Подобные походы и приключения раскрывают людей, обнажают сильные и слабые стороны, указывая, на что следует обратить внимание в собственной практике, и - главное - конечно же, сближают, делают друзьями , а не знакомыми .

В следующий поход хотелось бы конечно собрать больше людей, и найти более уединённое место. Ну и разумеется, нужно будет учесть все проколы и нюансы, с которыми пришлось встретиться в этот раз…

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Буддизм алмазного пути:

Медитация на Алмазный Ум

News image

В медитации на Алмазный Ум, втором упражнении, мы также работаем со всем нашим существом. Это может удивить, потому что тело в практике только си...

Визит Eго Cвятейшества 17-го Кармапы: вп

News image

2 и 3 января 2000 года более 6000 человек с трудом поместилось в зале Филипс Холл в Дюссельдорфе, в центральной Германии, чтобы поприветствовать Eго Cвятейшество 17...