Буддийская традиция Тибета

News image

Говоря о тибетском буддизме, необходимо сразу же указать на неправомерность уп...

Четыре благородные истины в буддизм

News image

Несмотря на богатое и очень объемное наследие буддизма, все учение ск...



ФУНКЦИИ СОЗНАНИЯ И ПРОЦЕСС ВОСПРИЯТИЯ. ДИНАМИЧЕСКАЯ ПРИРОДА СОЗНАНИЯ
Библиотека - ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ УСТАНОВКА

Согласно знанию изменчивого характера всех явлений жизни, которые внутренне представлены в мимолетных процессах сознания, а внешне – в медленных, но непрестанных изменениях тела, буддист сравнивает существование с рекой, имеющей своим истоком рождение и своим устьем – смерть. Поскольку рождение и смерть – всего лишь связующие двери из одной жизни в другую, то поток причинно-связанных процессов существования, т.е. непрерывные процессы сознания (которыми только и представлено существование), является посредником, объединяющим различные жизни индивидуума (так же как и различные моменты и фазы в пределах одной жизни).

Фактически каждый момент является переходом к новой форме жизни, поскольку в каждое мгновение что-то становится прошлым и умирает, а нечто новое появляется или рождается. Для обозначения рождения и, соответственно, перерождения служит термин патисандхи , что буквально означает воссоединение ( соединение , присоединение ), которое в этом случае следует понимать не в физиологическом, но исключительно в психологическом смысле. Термин, обозначающий смерть, – чути , или, буквально, прекращение ( падение , распад ).

Таким образом, воссоединение подобно образованию нового источника из элементов реки, некоторое время текшей под землей и вновь появившейся, чтобы затем в своем видимом течении снова прерваться , уйти под землю. Наземную часть реки составляют умственные и телесные элементы (нама-рупа) индивида , вступившего в видимое проявление между рождением и смертью. Подземную часть реки составляют формирующие силы (санкхара), запечатлевшиеся в сублиминальном глубинном сознании, которые кристаллизуются в новый зародыш жизни в то мгновение, когда телесные органы (в результате ослабления процесса регенерации, или болезни, или насильственного разрушения) прекращают функционировать. Таким образом, патисандхи – это не рождение в физиологическом смысле, но момент, или процесс, в ходе которого жизненная энергия собирается в новый начальный пункт, а затем развертывается как росток в новый индивидуум к новому существованию.

Уподобление потока сознания (бхаванга-сота – непрерывная составляющая бытия) реке (сота) имеет известную ценность в следующем отношении: оба внешне кажутся неизменными как целое, хотя их элементы непрестанно изменяются. Река, которую я вижу сегодня, уже не та река, которую я видел вчера, ибо ни одна капля вчерашнего потока не осталась на том же самом месте. И кроме того, река различна в своих истоках, в своем среднем течении и в своем устье. Таким образом, нет идентичности ни в ее пространственном проявлении, ни в ее временной длительности. А между тем не возникает никакого сомнения в существовании реки, и вполне определенно можно говорить о ее реальности. Однако это не есть реальность в материальном смысле. Это – отношения материального, временного и пространственного рода, существующие среди непрестанно изменяющихся компонент, которые и формируют постоянный элемент. Аналогично постоянство отношений в непрестанно обновляющихся процессах становления сознающим (в действительности не существует непрестанного бытия сознающего, но исключительно постоянное становление сознающим) создает иллюзию существующего в действительности Я , эго , или неизменной личности.

Шопенгауэр использует факт того, что мы способны воспринимать преходящесть вещей, как аргумент для доказательства вечности нашего внутреннего бытия – подобно тому, как осознается движение корабля только в отношении к неподвижному берегу. Буддийская интерпретация принципиально противоположна:

Если бы субъект оставался самонеизменным, он должен был бы всегда рассматривать изменяющийся, по общему признанию, объект как различный в различное время, но никогда тем же самым даже в течение двух последовательных мгновений. Однако тот факт, что мы способны рассматривать изменяющийся объект тождественным самому себе в различное время, даже по истечении большого интервала, показывает буддисту, что субъект не может оставаться идентичным самому себе даже два каких-нибудь последовательных момента на протяжении этого интервала . (Шве Зан Аунг, Компендиум Философии, с. 11).

Отношение между субъектом и объектом подобно отношению между двумя движущимися системами: если их движение совершенно одинаково по своему характеру, то создается впечатление отсутствия движения; если же их движения различаются, то система, являющаяся объектом наблюдения, кажется движущейся, тогда как система наблюдателя, субъекта, кажется неподвижной. В большинстве случаев человек избирает внешний мир объектом своего наблюдения, и чем более он осознает изменчивость мира, тем более уверяется в своем собственном постоянстве. Если бы он выбрал самого себя объектом своего анализа, то представился бы прекрасный случай убедиться в своем непостоянстве. Это не противоречит возможности покоя в самом себе, ибо покой в данном случае означает не застой, но непротиводействие естественному ритму происходящего, в котором, собственно, и заключается жизнь.

Возвратимся к сравнению с рекой – где мы замечаем наибольшее движение воды? Вероятно, вблизи берега, потому что он сам внешне кажется неизменяющимся, тогда как середина реки выглядит наиболее спокойной частью, которая, если не принимать во внимание берега, кажется достаточно неподвижной, при условии, что поток не нарушается втекающими притоками, внешними или внутренними препятствиями. Движущееся может определить свое собственное движение исключительно в отношении к чему-либо стороннему. Точно так же мы способны обрести спокойствие внутри самих себя только тогда, когда отвлекаемся от внешнего мира и его воздействий на нас. Но как только проявляет себя внутреннее сопротивление, или же это спокойствие возмущается внешними воздействиями (чувственные впечатления), сейчас же нарушается ламинарное течение потока, и гармоническое движение превращается в более или менее сильную вибрацию (в зависимости от интенсивности сопротивления), которая осознается в форме возникающих восприятий, мыслей и представлений.

Сознание, как мы уже упоминали, можно определить как феномен сопротивления – препятствие потока бытия; это аналогично возникновению тепла и света, как явлений сопротивления прохождению электрического тока. Более того, мы можем утверждать, что любое действие есть феномен сопротивления. Только сопротивление стенок парового котла наделяет пар его действующей силой; ибо сила в себе столь же абсурдное понятие, как и сопротивление в себе . Сопротивлением по отношению к движущейся силе является сила инерции. Таким образом, сознание оказывается результирующей двух компонент – движения и силы инерции. Образно говоря, эта результирующая проявляется как вибрация или ритмическое движение: это, вероятно, наиболее глубокий символ активности. Если вибрация достаточно сильна, то ее воздействие нарушает поток бытия, изменяя его направление и даже останавливая его. Таким образом, чем устойчивее сохраняется вибрация, тем интенсивнее сознание.

Из этих предпосылок мы могли бы объяснить стремление к неизменности у живых существ – особенно идею постоянства самости в человеке. Ибо само сознание, как феномен сопротивления, непрестанно прилагает усилие к сохранению существования, и с этой точки зрения сознание в каждой своей фазе идентично своему предшествующему состоянию. Отсюда и переживание я есть я . Можно было бы определить и далее: если сознание есть феномен сопротивления (разумеется, мы говорим здесь только о нормальном бодрствующем сознании), то оно должно проявляться наиболее интенсивно в тех формах существования, которые связаны с наибольшими препятствиями.

В той мере, в какой это доступно нашему обозрению, природа подтверждает это предположение: растение более сознательно, чем минерал, животное более сознательно, чем растение, и человек более сознателен, чем животное. А если мы примем буддийскую концепцию о свойствах небесных, т.е. более счастливых существ, то мы придем к заключению, которое непосредственно соответствует изложенным здесь идеям – существа более высоких уровней, чье существование встречает значительно меньшее сопротивление и продолжительность бытия которых поэтому значительно больше, обладают соответственно менее дифференцированным (и поэтому менее я -выраженным) сознанием.

Говоря иначе (и только как следствие идеи, которую я изложил со всеми оговорками): чем постояннее форма, тем менее интенсивно сознание (внутренний момент устойчивой инерции). Чем подвижней и изменчивей форма, тем сильнее внутренний принцип постоянства (у мыслящих существ – я -сознание). Сознание проявляется как феномен выравнивания, или как трансформированная во внутреннее бытие способность сохранения существования, постоянства. Материальная форма есть способность проявления постоянства, устойчивости, которая стала и видимой, и внешней. Другими словами, она суть видимая форма сознания.

Поэтому тот, кто стремится к самоутверждению, пребывает в крайности, в нереальном; тот, кто стремится к уничтожению, пытается избежать реальности посредством другой крайности. Реальность есть непрерывное колебание между движением (не-бытие) и стабильностью (бытие), синтез обоих принципов представлен в процессе становления, в соответствии с неотъемлемыми законами. Этот процесс, выраженный в терминах индивидуального существования, характеризуется тремя вышеупомянутыми фазами: рождение (патисандхи), бытие (бхаванга), смерть (чути). Наиболее важной из них является бхаванга. В работе Сумангала Абхидхамматха-Вибхавани , средневековом цейлонском комментарии, бхаванга объясняется как причина, основание, совершенно необходимое условие нашего бытия, которое расценивается субъективно как непрерывное: conditio sine qua non нашего существования, то, без чего никто не может ни быть, ни существовать (с. 140). Леди Садау определяет бхаванга как функцию бытия, на основе которой пассивная сторона существования (уппатти-бхава) непрестанно существует столь же долго, сколько сохраняется и джанакакамма (репродуктивная карма) прошлого, которая и обусловила это существование (Компендиум Философии, с. 266). Таков основной/общий аспект бхаванга; но он может обозначать также и функциональное состояние субпериферического сознания, которое открывается тогда, когда внешний объект через пять врат чувств (панча-двара), или внутренний объект через врата разума (мано-двара), вступает в поток бытия (бхаванга-сота) и создает в нем колебания (бхаванга-чалана). Когда эта вибрация достигает своей высшей точки, поток, струящийся ниже границ актуального или периферического сознания, прерывается (бхавангуппаччхеда), и, как бы наталкиваясь на плотину, выходит из своих прежних берегов, превращаясь из потенциального состояния в состояние активности. Другими словами, поток (сота) прекратил течение, прервался (уппаччхеда), и так же как мы не можем говорить о потоке (если то, из чего он состоит, более не струится), точно так же мы не можем говорить о бхаванга-сота, когда непрерывность его движения прервана вибрацией, хотя и в этом случае продолжает действовать все та же сила, но преобразованная из одного вида движения в другой – подобно тому, как горизонтально направленная сила, встречая препятствие, может преобразоваться в вертикальное движение.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Буддизм алмазного пути:

Махамудра Великая Печать

News image

С 1999 года Лама Оле Нидал ежегодно читает в России курс Махамудры - Великой Печати. В этом светском курсе лама комментирует древний буддийский текст - Ма...

Правильная поза в медитации

News image

Роль тела во время медитации служит в качестве опоры уму, при этом предоставляется ему шанс, на то чтобы сосредоточится. Исходя из этого хорошая поза для ме...