Четыре благородные истины. Из книги

News image

Согласно сутрам о первом повороте, Будда излагал учение о четырех бл...

О Будде Гаутаме, принце Сидхардхе

News image

Будда (принц Гаутама, рода Шакья), по рождению названный Сидхартха, что оз...



Философия и религия
Учение буддизма - Буддизм в странах мира

философия и религияФилософия и религия плотно взаимодействуют приятель с ином. Философия предполагает собой трудно санкционированную систему знания, претендующую на обобщение, синтез всего наличного знания и общей человеческой культуры. В следствии этого она вступает в трудные взаимодействия со всеми иными формами духовной работы человека - наукой, искусством, нравственным сознанием, идеологией и т. д.

Особо трудным и разносторонним считается взаимодействие философии с религией, религиозным сознанием. Хотя прежде, чем приступить к раскрытию всей многогранности и сложности отношений меж этими формами духовной работы человека, нужно прояснить содержание самого понятия религия и всего круга понятий, применяемых для уяснения природы и возникновения религии

Религия - мировоззрение и мироощущение человека, и еще его поведение, определяемое верой в существование Бога и ощущением связанности, зависимости от него, уважение и почитание силы, дающей опору и предписывающей человеку конкретные общепризнанных мерок поведения по отношению к иным людям и ко всему существующему

В ситуации практически постоянно присутствовало и поныне присутствует грандиозное разнообразие религий и религиозных верований, глубинно различающихся определенным осознанием природы Бога, его сущностных черт и отличительных черт, нравом отношений с миром природы и человеком, набором общепризнанных мерок отношения людей к Богу, культовой (обрядовой) практикой. Обычно различают 2 ключевых вида религий. В первую очередь, это натуральные религии, коие находят собственных богов в каких-нибудь природных силах; их нередко именуют кроме того народными либо этнонациональными религиями, потому что они плотно связаны с определенными отличительными чертами национального склада нрава, духовной культуры народа, исторически сформировавшимися у него обычаями и обыкновениями и т. д. Так же, это крупные религии, коие исходят Из признания существования некоей высочайшей духовной силы, сотворившей и человека, и весь остальной мир. Эта многоцелевая и всемогущая духовная мощь и называется Богом. К количеству крупных религий относят христианство, иудаизм, ислам и буддизм

Говоря о религии, мы станем далее подрахумевать в основном и основным образом христианство. Тут же подметим, что в христианстве и в западноевропейской философии, развивавшейся под солидным влиянием христианства, 1 вид религии, а непосредственно религии народные, нередко именуют язычеством. В структуре развитых доктрин обыкновенно выделяют последующие ключевые компоненты религии. В первую очередь, обыденное понимание верующих (совокупность имеющихся у них верований и представлений) и теоретически систематизированную часть религии, называемую богословием либо теологией. Так же, религиозную работа как практическое духовное освоение мира, включающее в себя культовые и внекультовые воздействия. Кроме того, отношения, предписываемые религиозными идеями и общепризнанными мерками, коие кроме того имеют все шансы быть культовыми и внекультовыми. В-четвертых, религиозные институты и их организации, крупнейшей из коих считается церковь. Взятая в единстве и взаимодействии этих всех структурообразующих компонентов, религия выполняет мировоззренчески-интегративную функцию, выдает конкретные обоснования природы, общества и человека, т. е. мира в общем. И тут незамедлительно же бросается в глаза конкретное однообразие религии с философией. Тогда как религия выполняет и прочие функции, коих лишена философия. Из числа последних так именуемая спасительно-компенсаторная функция, обещающая человеку надежду на избавление от всех тягот и невзгод мирской ежедневной жизни. К количеству существенных функций религии относится кроме того коммутативно-интеграционная функция: религия облегчает обращение, сообщество людей, придерживающихся одного мировосприятия. И в конце концов, регулятивная функция, дающая человеку конкретные общепризнанных мерок и значения поведения, для начала этические. Теперь о отношениях религии и религиозной веры. Часто говорят, что религиозная вера - обязательный компонент религии и в каждый религии она непременно существует. По-настоящему это вовсе не так как могло показаться на первый взгляд. В различных религиях в понятие веры не столько вкладывается различный содержание, хотя в солидной части из них оно в том числе и как говорится фактически не употребляется. По большому счету лишь христианство начинает характеризовать себя словом вера Язычество не верит в богов, а рвется разобраться в их мире, дабы подчинить духовный мир себе и собственным интересам, полагаясь при всем при этом на магическую технику собственных ритуалов и заклинаний. Причем даже в позднеантичную эру религиозные чувства римлян, как замечал А. Ф. Лосев, очень осмотрительные, недоверчивые. Римлянин не столько верит, какое колличество не доверяет. Он придерживается подальше от богов. Настроение, душевное состояние играли малозначительную роль. Нужно было уметь, нужно было знать, как скоро и какому богу молиться, - и бог не имел возможности не оказать поддержка - он юридически был должен помогать. Бог должен работать, раз соблюдены все правила молитвы На Востоке вера кроме того не отождествлялась с сущностью религиозного пути. Последний тут любят осмыслять как гнозис (знание) Знание высочайших законов бытия, знание путей собственного спасения - вот что предлагают собственным последователям религиозные системы Востока от даосизма до гностицизма

Ветхий Манит сближает суть религиозной жизни с законом. Закон и заповедь - группы, коие припоминает иудей, размышляя о своем религиозном своеобразии. Ислам в основе собственной чужд оккультных взлетов и падений находящихся вокруг его религий. Он делает упор на приверженность, на лояльность пророку и его учению. И только христианин либо человек, выросший в области христианского влияния на культуру, заявит: Не я умею, не я понимаю, не я выполняю, не я слушаюсь, хотя я верю, верую Непосредственно следовательно христианин выстраивает собственные отношения с бытием и Богом. Проблема отношения религии и философии, религиозной веры и знания относится к количеству вечных классических трудностей, воспроизводившихся на всем протяжении исторического становления философии. Хотя при всей собственной вечности и традиционности эта проблема вовсе не оставалась постоянной в собственном определенном содержании и наполнении, а, наоборот, приобретала все свежие грани и аспекты, ставилась и решалась любой раз во многом по-другому, чем раньше. Можно выделить 4 ключевых исторических момента постановки и решения данной трудности. 1 рубеж - это эра античности, 2 рубеж - эра Средневековья, 3 рубеж - эра Свежего времени, охватывающая период с XVII до психологического барьера XIX-XX вв., и, в конце концов, последний - прогрессивный период. Раз для 1 эпохи была характерна направленность сосуществования и взаимопроникновения философских и религиозных идей, то для 2 периода характерна направленность к постепенному преобладанию религии и богословия (теологии) над философией и наукой. Наоборот, в 3 период наступает, неустанно нарастает и углубляется инцидент, противостояния меж религией и религиозной верой, вроде как, и философией и наукой - с иной. В это время и философия, и наука прилагали грандиозные старания к тому, дабы обособиться от религии и показать собственную полную независимость, автономность. Отсель и настолько характерные для данной эпохи прямые и нередко честно недружелюбные выпады против религии и религиозной веры, приведшие к оттеснению религии на периферию духовной жизни Европы и преобладанию рационализма, в контексте которого религии заблаговременно была уготована роль вспомогательного, хотя не совсем важного компонента познавательной культурной работы человека. Совсем по-другому складываются прогрессивные отношения религиозной веры со знанием во всех его формах. Прогрессивное общество остро и драматично тянет конец просветительско-рационалистической эпохи с характерной ей абсолютизацией роли и ценности разума, здравого начала во всей духовной жизни. Про это же говорит не столько упадок идеалов рациональности, переживаемый лично наукой на современном рубеже ее становления, но и непрерывно нарастающий и расширяющийся натиск разгого семейства неоязыческих, оккультистских, астрологических, теософских построений и учений, как классических, но и свежайших. На этом фоне становится ощутимым, что нигилистическое либо, как минимум, скептическое отношение к знанию во всех его формах, и для начала к научному и философскому знанию, обыкновенно приписываемое христианству, в значительной степени преувеличено. При сопоставлении названных повыше учений с христианством, предположительно, возможно признать напрямик противоположное. А непосредственно, что лично прецедентом открытого противостояния и противоборства со этими всеми антиинтеллектуалистическими настроениями и попытками христианство выступает в виде одной из наиглавнейших духовных опор, поддерживающих уверенность в грандиозных возможностях разума. В этих условиях регулярно высказывается мысль про то, что и у науки, и у религии снова бывает замечено широкое поле для согласия и сотрудничества. Похожие суждения имеют под собой историческую основу. Припомним, что непосредственно христианская религия сильно способствовала становлению научного миропонимания как средства либо орудия борьбы с оккультизмом. Этот процесс стартовал уже на закате эпохи Средневековья, хотя определенный масштаб купил во время Свежего времени, так как для христианства довольно существенно было празднество научно-механистического мировоззрения: механицизм изгонял духов из природы. Далеко не ненароком, что научная картина мира появилась непосредственно в христианской Европе, но не в арабской культуре, коия во почти всех отношениях была довольно утонченной и высокой, и вовсе не в китайской, и вовсе не в индийской культурах. Конечно, меж религией и наукой имели место серьезные инценденты. Хотя в настоящее время складываются посыла для их свежего союза непосредственно поскольку эти все голоса, видения, пророчества, чудотворные действа в равной мере противоречат и христианско-богословской рациональности, и рациональности научной. Вот отчего возможно признать, что острый инцидент меж религией, вроде как, и наукой и философией, если взглянуть под другим углом, настолько характерный для всей эпохи Просвещения, на этапе XX и начавшегося XXI столетия серьезно ослаблен. Начиная со 2 половины XIX в. очень значимо поменялись место и роль философии в осмыслении природы религии и религиозной веры. Происшедшее во время Просвещения ослабление позиций религии с помощью усиления роли и значимости философии одним из собственных результатов имело то, что тест природы, возникновения, функции религии практически всецело сконцентрировался в масштабах лично философии, а теология (богословие), т. е. представление содержания религии и религиозной веры в строго упорядоченном и систематизированном облике, начала казаться абсолютно не необходимым, бессмысленным довеском Не говоря уже о том, что, в масштабах философии сложилась в виде ее самостоятельной ветви отличительная сектор экономики, коия стала именоваться философией религии. Она поставила перед собой задачу - изучать сугубо философскими и лишь философскими, средствами сущность религии и религиозной веры, выдвинула критерии и притязании, коим они непременно обязаны удовлетворять. Однако старания сделать философскими средствами всестороннее и целостное учение о Боге оказались в конце концов малопродуктивными и потому быстро понизили доверие к полномочиям философии религии как отличительной секторе экономики знания. Регулярно высказывается мнение о исчерпанности познавательных ресурсов, форм, способов и средств, предложенных философией религии. И в одно и тоже время регулярно раздаются призывы осмыслить все то познавательное содержание, которое было накоплено двухтысячелетней ситуацией развития и становления богословской (теологической) думы, овладеть арсеналом способов и средств анализа религии и религиозной веры, предложенной богословием. Крепнет уверенность в том, что в настоящее время беседу о религии и религиозной вере обязан перемещаться из сферы зонах ответственности философии религии в сферу научного изучения накопленного навыка религиозной жизни человечества, детального и углубленного исследования отличительных черт действительной жизни человека в единстве с Богом либо в пребывании Бога, исследования такой жизни во всем ее своеобразии и многообразии, в отличие от образа жизни человека, отчужденного от общения с Божеством. Похожий расклад осуществляется в масштабах сформировавшейся на этапе XIX-XX вв. секторе экономики знания, называемой научным либо сравнительным религиоведением

Сразу же подметим, что научное, либо сравнительное, религиоведение решительно не ставит под вопрос потребность философского изучения религии, ибо противостоит не философии по определению, а философии религии как отличительной своеобразной секторе экономики философского знания в том ее облике, какой она купила в XVIII-XIX вв., как скоро претендовала на создание регулярного учения о Боге лишь и только лишь (или практически только лишь) философскими методами и средствами.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Буддизм алмазного пути:

Практика медитации в затворничестве

News image

Говоря о практике затворничества, так она предполагает то, что каждый человек должен отделять себя от суеты, в которую втягивает его повседневная жизнь и тем сам...

Послание Ламы Оле Нидала для спутника Ке

News image

Понимайте, что у немногих людей есть шанс работать со своим умом, исходя из внедвойственной точки зрения. Понимайте непостоянство всего, снаружи и внутри. Можно умереть в лю...